версия для слабовидящихadmulybino.ru - официальный сайт органов местного самоуправления Улыбинского сельсовета Искитимского района Новосибирской области
Органы местного самоуправления Улыбинского сельсовета Искитимского района Новосибирской области
Администрация Совет депутатов Избирательная комиссия интернет-приёмная муниципальные закупки и торги

Новости

Улыбино от прошлого к настоящему (2) (рубрика ВЕРНИСЬ К ИСТОКАМ)

от 14 октября 2013 года

II   Движущие силы колонизации.

 

I.  ОСВОЕНИЕ  СИБИРИ в XYII веке.

            Русскому народу  история отвела роль первопроходца. На протяжении  многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми  были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и её важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами

            В конце  XYI века началось освоение Сибири. Оно открыло в истории нашей Родины одну из самых интересных и ярких страниц, наполненных примерами величайшей стойкости и мужества. Сотни, а затем и тысячи людей пошли  с конца XYI века   на восток - «встречь солнцу»- через горные хребты и непролазные болота, по дремучим лесам и необозримой  тундре, пробираясь сквозь морские льды, преодолевая речные пороги.

            Семнадцатый суровый, мрачный век,

            Россия круто расправляла плечи.

            И вот поток рванулся человечий

            Встречь солнцу.

            Вышел русский человек

            За Камень, за Урал - в сибирские просторы.

            В тайгу и в тундру, на моря и горы.

            В угожие богатые места,

            Туда, где «соболь добр и зверя много»,

            Легла отважных россиян дорога.

            Шли в глубь Сибири люди неспроста.

            Шли беглые холопы, мужики,

            Купцы, ремесленники, рыбаки,

            Посадский люд, ярыжки, казаки,        

            А особливо много - поморяне:

            Кеврольцы шли, двиняне, устюжане,

            Мезенцы, пустозерцы, вологжане.

            Всё шли и шли, им не было числа...

            Нужда ли, жадность их туда несла?

            Несметными богатствами манила

            Людей Сибирь.

                                               Была такая сила

            В стремлении россиян на Восток,

            Что их никто остановить не мог.

            В Сибирь, в тайгу, за счастьем шёл народ.

            Их подгоняли Гнёт и Недород,

            Им удаль не давала отдохнуть,

            Бесстрашие им пролагало путь.        

                                                                       Валентин Португалов.    Встречь   солнцу.

            В 1581 году Ермак и его дружина  перешагнули «Каменный пояс» (так называли Урал), где их ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь  до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря, ни на что, русские люди шли в Сибирь.  Они раздвигали всё дальше и дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции. Это было стремительное и грандиозное по своим масштабам движение, как упорные, неиссякаемые ручьи разлился по бескрайным сибирским просторам поток народной колонизации - заселения и освоения пустующих окраинных земель. И при всём при этом  Сибирь была пройдена русскими вдоль и поперёк за какие-то полвека. Вот какие чувства вызвал этот факт у известного советского писателя, коренного сибиряка В.Г.Распутина: «Уму непостижимо! Кто представляет себе хоть немного эти  великие и гиблые расстояния, тот не может не схватиться за голову.    Без дорог,  двигаясь только по рекам,  волоком перетаскивая с воды на воду струги и тяжёлые грузы,  зимуя в ожидании ледохода в наскоро срубленных избушках в незнакомых местах и среди враждебно настроенного  коренного кочевника, страдая от холода, голода, болезней, зверья и гнуса, теряя с каждым переходом товарищей и силы, пользуясь не картами и достоверными сведениями, а слухами, грозившими оказаться придумкой, нередко в горстку людей, не ведая, что ждёт их завтра и послезавтра, они шли вперёд и вперёд, всё дальше и дальше на восток. Это после них появятся и зимовья на реках и остроги, и чертежи, и записи «расспросных речей», и опыт общения с туземцами, и пашни, и солеварни, и просто затеси, указывающие путь, - для них же всё было впервые, всё представляло неизведанную опасную новизну. И сейчас, когда каждый шаг и каждое дело сибирских строителей и покорителей мы без заминки называем подвигом, нелишне  бы помнить нам и нелишне  бы  почаще  представлять, как доставались начальные шаги и дела нашим предкам.  Для осознания их изнурительного подвига не хватает воображения. Оно, воображение наше, не готово следовать теми долгими и пешими путями, какими  шли  сквозь Сибирь эти герои».

II   Движущие силы колонизации.

            Казаки Ермака проложили дорогу на сибирский простор наиболее энергичным и предприимчивым представителям русского народа. Трудовой люд увидел за «Камнем» возможность избавиться от гнета и нужды и поспешил этой возможностью воспользоваться.

            Начало освоения русскими людьми Сибири пришлось на конец XYI в. не случайно. До XYI века особо ценную пушнину Русскому государству в основном давали печорские и пермские земли, но к середине столетия они заметно  «испромышлялись». Увеличился спрос на дорогие меха, особенно за границей. Поэтому Сибирь с её неисчислимыми  пушными богатствами  стала привлекать к себе особое внимание. «Соболиные места» интересовали, прежде всего,  людей  «торговых и промышленных».  Но кровно  заинтересованным в сибирской «мягкой рухляди» (так на Руси называли меха)  было и крепнувшее хозяйство.  Его расходы увеличивались вместе с возрастанием его мощи, но новые источники казны отыскивались с трудом.

Природно-географические условия  «проведанных» Ермаком мест позволяли закрепиться в Сибири надёжно - построить города с постоянным  населением, завести  для него пашню и т.д.  И   правители России, так же как и низы, не могли не использовать открывшиеся им после похода Ермака возможности для продвижения в Зауралье.

            Состав первых переселенцев был, поэтому,  довольно пёстрым. Кроме промышленных людей, добровольно, «своею  охотою отправлявшихся  «за Камень», в Сибирь по царскому указу  шли  служилые люди - казаки, стрельцы, пушкари. Они длительное время составляли  на «сибирской украйне», как и на многих других окраинных землях России XYI-XYII-веков большинство постоянного русского населения.

            По «государеву указу» в сибирские города уже с конца XYIв. вместе со служилыми людьми переводились «пашенные крестьяне».   А  чтобы  начинать  им  на  новом  месте  важное  дело  сподручней  было,  давался  наказ:  «... чтоб  у  каждого  было  по  три  мерина  добрых,  да  по  две  козы,  да  по  три  свиньи,  да  по  пяти  овец,  да  по  два  гуся,  да  по  пятеру  куров,  да  по  двое  утят,  на  год  хлеба,  да  соха  со  всем  для  пашни,  да  телега,  да  сани  и  всякая  житейская  рухлядь».   И  сверх  перечисленного  на  каждую  семью  переселенцев  выдавалось  ещё  по  25  рублей    деньгами.  Своим трудом они должны  были помочь обеспечению «новой государевой вотчины» продовольствием.  Стали  распахиваться  и  засеваться  первые  пашни.   Для  крестьян  же,   чтобы  они  крепче  встали  на  ноги,  были  сделаны  послабления - оброки  на  них  налагались  малые.  На  вольное  житье  уходили  крестьяне,  казаки,  да  и  просто  гулящие  люди.  Поток   нарастал,  переваливал  через  Камень  и  растекался  дальше  и  дальше.  Отправлялись и казённые ремесленники - прежде всего кузнецы. Параллельно (или одновременно) с задачей освоения    Сибири  царское правительство избавлялось от всякого рода беспокойного, ненадёжного в политическом  отношении люда.  В сибирские города стали охотно ссылать («в службу», «в посад», «в пашню») уголовных преступников, участников народных восстаний  и др.

            Крестьяне обычно переселялись не сразу на большие расстояния,  а двигались на новые земли как бы поэтапно: вначале оседали в ближайшей местности, обживали её, затем отправлялись (не все) осваивать  новые районы и так далее.

            Русские переселенцы оседали на жительство в построенных первопроходцами «городах» и «острогах».  Это были небольшие, разбросанные на большом расстоянии друг от друга укрепленные селения,  которые постепенно разрастались и преображались.  Из них со временем   отпочковывались новые населенные пункты, временные и постоянные.

Стук топора - это первое, чем возвещал русский человек о своём поселении в любом уголке Сибири, а свежий бревенчатый сруб на берегу пустынной реки наглядно и неоспоримо свидетельствовал о начале нового этапа освоения этих земель.  Первые русские переселенцы оседали в Сибири,  прежде всего по берегам  её главных рек.  Реки служили главными и единственными дорогами, давали  важнейший источник существования - рыбу. Рыба всегда занимала важное место в питании русского человека, а в Сибири из-за «бесхлебья» она нередко круглый год являлась его основной пищей, приречные земли обычно более всего подходили и для хлебопашества, и для скотоводства.

            Голод был постоянным спутником  первых русских переселенцев. От него страдали и гибли, начиная с «Ермакова взятья», и в таёжных дебрях, и в местах, вполне пригодных для хлебопашества и скотоводства. Едва тлевшие очаги земледелия коренных обитателей Сибири не могли прокормить и сотой доли оказавшихся за Уралом русских людей. Им приходилось рассчитывать только на себя.

            При первой же возможности большинство переселенцев стремились в Сибири восстановить привычную для коренных русских областей хлебо - мучную  основу питания.  Собирательство, охота и рыбная ловля рассматривались при этом как лишь подспорье в продовольственном обеспечении. В отсутствии хлеба видели причину серьёзных заболеваний.

Томский воевода в 1636 году писал в  Москву, что вследствие  неурожая «служилые люди и пахотные крестьяне от великие от хлебные скудости...помирают голодною смертью, и многие едят траву борщ и кандык корень копают и едят, и от трав, и  от  коренья без хлеба оцынжали».

В Москве понимали,  что без обеспечения переселенцев хлебом невозможно их закрепление в Сибири.  Эту проблему  могла решить лишь крестьянская колонизация края. Первоначально для создания сибирской пашни правительство просто переводило «на вечное житьё» в  «новую государеву вотчину» крестьян из европейской части страны (из Поморья,  Приуралья, Среднего Поволжья).  Первые сведения о таких переводах относятся к 90-м годам  XYIв.  и сообщают о водворении нескольких десятков  крестьянских семей под Тюменью, Пелышом, Верхотурьем и Туринским.  В дальнейшем такие способы формирования земледельческого населения сохранили своё значение лишь для наиболее отдалённых районов Сибири.  Там на плечи крестьян - «сведенцев» ещё долго ложилась основная тяжесть по устройству «государевой пашни».

            Для остальной территории широко применялся другой путь - вербовка для переселения в Сибирь добровольцев.  Их набирали в северорусских уездах и предоставляли от  казны немалую «подмогу» и льготы.  Примерно с середины XYII века по мере усиления переселенческого потока за Урал всё чаще производили  набор в крестьяне из «вольных гулящих людей» уже в самой Сибири.  Это было одним из путей использования правительством   вольно-народной колонизации и обычно наблюдалось   в   уже предварительно  освоенных с помощью принудительного переселения районах.  Вольные переселенцы, став «государевыми крестьянами» завершали  сельскохозяйственное  освоение этих земель.

            «Подмога»,  налоговые послабления,  ссуда - всё это давалось в XYII веке не зря.  Тяжело давался  русскому  человеку  первый сибирский  хлеб.

Нелегко было добираться через «непроходимые  дебри»  до  новых  «пахотных  угодий».  Крестьянские  семьи  по  пути в  Сибирь терпели  большие лишения,  дети нередко  умирали в дороге, природные условия в «дальней государевой вотчине» оказались непривычными.  Посевы  то  затоплялись,  то  вымерзали,  высыхали и гибли.  Природа  наносила  жестокие удары  только что начинающему  складываться  хозяйству.

Незнакомая земля требовала времени, больших трудовых усилий, воли к преодолению возникающих преград, сметки и находчивости. И все  эти качества переселенцы Сибири проявили воочию.

            В XYII веке хлебопашеством  занимались все группы сибирского населения крестьян как главным своим делом;  посадские, служилые и церковники - как побочным. Прочие слои доставляли земледелию дополнительную рабочую силу.  Но  XYII в. крестьяне среди земледельцев преобладали далеко не везде.  В отдалённых местах главной фигурой  среди земледельцев  долгое время оставался служилый человек.  Примечательно, что в XYIII столетии много представителей  крестьянского земледельческого населения  Сибири  (особенно служилого)  было официально записано в крестьянское  сословие.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

III.   Сельские   поселения   Сибири

 

 

            Сибирская пашня зарождалась  на больших полянах (еланях), и первые сельские  поселения  были, поэтому небольшими и располагались далеко друг от друга.

            Самым распространённым видом сельских поселений  были  «деревни», состоявшие из одного-двух дворов. Они обычно располагались не только вокруг городов и острогов, но и вблизи главных торговых и промысловых путей, которыми чаще всего являлись реки,  служившие одновременно и основным источником водоснабжения жителей.

            Постепенно увеличивалась  численность сибирских деревень и их размеры. К началу XYIII столетия стали преобладать селения, имевшие около 10 дворов. Помимо деревень имелись и другие поселения: «починки» и «заимки», «хутора» и «выселки». Их обычно так называли как вновь создаваемые, потому что,  это небольшие поселения.  «Сёла» были очень редки в Сибири.  Они развивались из деревень, в которых строили церкви.

            Во всех селениях Сибири наибольшее распространение получил северорусский тип построек. Первоначально  при «отъезжих пашнях» нередко ставили небольшие  «избушки»,  где на время полевых работ могли поселиться всей семьёй.  Около «пашенных избушек» постепенно возводились амбары, загоны для скота и тому подобные сооружения, и временное  прибежище  превращалось в полноценный двор.

            К концу  XYII в. произошло значительное укрупнение крестьянских семей, укрепление их экономического положения, и среди  жилых помещений стали преобладать не простые избы, а более просторные, разделённые на 2-3 части дома. Появились петистенки, имевшие и сени, и клети (неотапливаемые помещения для летнего жилья и хранения имущества), и горницы, и полный комплект хозяйственных построек, нередко размещавшихся «под одной кровлей».  Дворовая усадьба чаще всего  обносилась оградой из брёвен, закреплённых либо горизонтально («заплот»), либо вертикально. Она хорошо защищала от ветра. Печи в домах чаще всего  не имели труб и топились «по - чёрному».  В расположенных  далеко на севере селениях, помимо русских печей, нередко устраивали камельки («чувалы»).  Особая суровость климата  заставляла в борьбе за тепло  уменьшать жилое помещение в целом, заглублять его в землю или делать высокую (до окон) завалинку. Крыши покрывались крытым «драньём»  или тёсом, плоскими брёвнами, утепляли землёй и дёрном, а вместо слюды и пузырей  зимой вставляли в окна пластины изо льда.  Дома возводились из породы хвойных деревьев: сосны и лиственницы, пихты и кедра.

            Кроме полевого земледелия крестьяне занимались приусадебным хозяйством: выращивали лук, чеснок, морковь, редьку, огурцы, свеклу, брюкву, но особенно больше выращивали капусту и репу. До появления картофеля овощи эти были основной пищей, которыми запасались на весь год.  Огороды так и  называли  - «капустники».  При усадьбах  выращивали коноплю, служившую в основном для получения растительного масла, а также для изготовления верёвок и грубых тканей. В конце XYII в. появились и первые посевы льна.  Сибиряки  держали в  своих  усадьбах  лошадей, крупный  и  мелкий  рогатый скот, свиней, кур.

            Ко времени прихода русских в Сибирь на территории Новосибирской  области обитало  не  более 2.5-3 тыс. человек. Это  были тюрко-язычные группы Барабинских татар и чатов.

            До начала XYIII века историками не выявлено наличие населённых пунктов и оседлого населения. Впервые русские служилые люди оказались в низовьях реки Берди после Ирменского сражения в августе 1598 года.  Не только крестьяне, но и служилые люди не рисковали селиться вдали от крепостей.  Поэтому первое поселение  было основано в Бердском остроге (Бердевском), закладка которого состоялась в первое десятилетие XYIII века.

            Первая деревня была основана в первом десятилетии XYIII века, после 1702 года по фамилии казаков  братьев Шепуновых;  деревня Кривощёково построенная сразу после 1703 года служивым человеком Фёдором  Криницыным (по прозвищу Кривощек);  деревня Морозова по имени томского служивого человека Якова Морозова.

            Среди населения Новосибирского Приобья XYIII века  встречались  служилые люди  «по прибору»,  разночинцы (потомки сибирских служилых людей  XYII века) и крестьяне...дворянского происхождения.  Ввиду постоянного сокращения в течении XYIII века численности сибирских служилых людей многие из них потеряли службу, стали городскими обывателями, перешли в крестьянское сословие. Потомки первопоселенцев расселились по окрестным деревням

 

                        Можно предположить, что и деревня Улыбино названа по                            фамилии  служивых людей братьев Улыбиных.  Но  архивных                             данных, подтверждающих этот факт, пока не удаётся разыскать.                             Это всего лишь легенда местная переходящая  из  поколения  в                             поколение. В  росписях жителей деревни Улыбиной, полученных   из Тобольской     ерархии за 1755 год, не прослеживается   фамилия   Улыбиных.

            .

            Сибирские  деревни  XYII - XYIII  в.в.  были  малолюдными.  Много  поселений  было  «однодворок»,  состоявшие  из  одного  хозяйства («двора»),  а  также  двух-,  трёх-,  четырёх -, пятидворок.  В 1764  году  местная  администрация  констатировала: «крестьяне  здешних  мест привыкли  жить малыми  деревнями».  Число  бердских  деревень  к  середине  XYIII  века  резко  увеличилось.  В 1759  году  немалая  часть  населения  из  Чаусского  острога  перебралась   под  ведомство  Бердского  острога.  Начальство  констатировало,  что  «в здешних  местах (в Чаусском  остроге)  крестьяне,  имеющие  пашни  и  земли,  оныя  оставляют  и  вновь  распахивают  не  помалому  числу,  а  иные  затем  и  деревни  втуне  оставляют  и,  переезжая,  в  других  местах  селятся».  По  официальным  данным  в  это  время  под  ведомством  Бердского  острога  находились  деревни: Ировская, Веснина, Нижняя Веснина, Улыбина, Шмакова, Загайнова, Сосновская, Ельцовская,  Артамонова, Луговая, Караканская, Коенская, Шелаболиха,  Тулинская, Морозова,  Бороздина,  Атаманова, Харитонова,  Печатная,  Каменская,  Фарафонова, Шарчина,  Тихонова,  Тальменская,  Урюпина,  Маюрова,  Анисимова,  Захламина,  Чернодырова,  Гуселетова,  Легостаева,  Никонова,  Маслянина,  Мамонова,  Краскова,  Кинтерепская,  Суседова,  Усть - Чемская,  Барабинская,  Горлова,  Белова,  Медведицына,  Шадрина,  Шипкова,  Детлева,  Харина,  Девкина,  Шипунова,  Таскаева,  Большереченская.

Первые  искитимские  деревни  были  построены  служилыми   людьми,  ставившими    свои  усадьбы  на  лучших  земельных  участках  Бердской округи

            Большинство  сибирских  деревень  получило  своё  название  от  имени  тех  крестьян,  которые  первыми  в  них  поселились,  и  лишь  немногие  назывались  по  рекам,  на  которых  они  были  расположены.  Сохранились  данные  о  том,  кто  конкретно  жил  в  острогах,  сёлах  и  деревнях   на  территории  Новосибирской  области  к  середине  XYIII  века.

            Население  Бердского  острога  формировалось  за  счёт  выходцев  из  Чаусского  ведомства,  а  также  из  деревень  Тарского  уезда.  Архивные  источники сообщают  о  бегстве на  Бердь  крестьян  и  разночинцев  с  соседней  территории.  Не  случайно  в 1717 году  бердскому  приказчику  было  дано  строгое  указание  не  принимать  на  жительство  самовольных  переселенцев  из  Чаусского  ведомства.  Однако  властям  не  удавалось  остановить  этот  поток - вопреки  всем  запретам  на  всём  протяжении

XYIII столетия  происходило  стихийное  перемещение  русского  населения  на  юг  и  юго-восток.  В  ведомстве  Бердского (Берского)  острога  числилось  в  1719  году  311  крестьянских  дворов,  которые  распределялись  между  27  селениями,  стоящими  друг  от  друга  на  десятки  верст.   Подавляющее  число  жителей  Бердского  ведомства  уже в 1719  году  обитало  вне  острога.  Всего  в  этом  году  в  ведомстве  числилось  433  двора,  в  них 1582  человека  мужского  пола  (женское  население  тогда  не  учитывалось).

            Располагались  первопоселенцы  обычно  по  берегам  рек,  на  возвышенных  местах  или  на  освещенных  солнцем  лесных  полянах,  у  озёр.  Иногда,  вокруг    утонувшей   в   лесной  чаще  деревушки,  на  многие  версты  не  было  другого  жилья, но её обитателей  это  вполне  устраивало.

Сибирская  губернская  канцелярия  требовала,  чтобы  крестьяне  селились  большими  деревнями,  а  не  однодворками.  Но  этот  запрет  оставался  только на  бумаге.  И  возникали  в  нетронутых  местах  не  жалкие  «лачуги»,  а  крепкие  рубленые  усадьбы.  Со  временем  к  «однодворцу»  подселялись  его  родственники  и  свойственники  или  разрасталась  его  собственная  семья - женились  и  заводили  особые  дома  сыновья,  заимки  превращались  в  настоящую  деревню.

            В  Приобье   новые  деревни  чаще  всего образовывались  в  результате  отселения  семей  из  «старозаведённых»  селений.  Приток  людей  извне  продолжался.  В  основном  это  были  вольные  колонисты.  Инициатива  организации  деревень  принадлежала  исключительно  самим  крестьянам.

            Так,  в  деревне  Чупиной  Бердского  (Берского)  ведомства  в  1782  году  числилось  30  жителей  мужского  пола  и  29 - женского.  Возникла  деревня  в  1764  году,  когда  сюда  из  деревни  Кинтерепской  переехали  «собой»  крестьяне  Чупины - вдова  Марфа   Константиновна,  дочь,  41 года  с  детьми - Василием  4-х лет,  и  Прасковья 3-х лет.  В  следующем  году  к  ней  присоединились  жители  деревни  Пайвиной:  вдова П. Казанцева  с  сыновьями  и  дочерьми;  Н.Чупин,  имевший  жену  и дочь;  семья  вдовы  О.Чупиной;  Ф.Дёмин;  братья  Федоряевы - Афанасий  и  Дмитрий.  Позднее, в 1770  году  сюда  на  постоянное  жительство  из  деревни  Никоновой  перебрался  А.Огнев.

            Главной  причиной  переездов  был  поиск  свободных  «угожих»  пахотных  мест.  Так,  в  январе 1785  начальство  удовлетворило  просьбу  крестьянина  С.  Ушакова  из  деревни  Суседовой  ведомства  Легостаевской  слободы  о  переселении  его  в  деревню  Нижнее - Кинтерепскую.  Просьбу  он  свою  обосновал  тем,  что  деревня  Суседова  «заведена  назат  тому  уже  лет  тридцать, и  по  размножению  протчих  жителей  окружная  земли  опахались,  сенные  покосы  обкосились,  ровно  и  скотской  выпуск  стал  скуден».  Жители  деревни  Чупиной  Бердского  ведомства  Алексей  и  Максим  Архиповы,  по  их  просьбе,  в  1789  году  были  отпущены  с  семействами  к  поселению  на  «сысканном  месте...по  речке  Милтюшу»,  поскольку  чупинцы,  «по  малости  лежащих  около  Чупиной  деревни  пашенных  и  сенокосных  земель», терпели  в  них  «немалую  нужду».

Начальство  легко  разрешало  крестьянам  переселяться  внутри  того  или  иного  округа,  требуя лишь,  чтобы  каждый  из  них  брал  в  своей  общине  «отпуск»,  или  «увольнение»,  а  по  новому месту  жительства - «приёмное  свидетельство».

            В  целом  русское  население  Новосибирского  Приобья  неуклонно  росло.  Перепись  начала  80-х  годов  XYIII  века  зарегистрировала  в  ведомстве  Бердского  (Берского)  острога  6779  жителей  мужского  пола (около  50  из  них  мещане,  40  посельщиков - ссыльных,  остальные - крестьяне).  В  это  время в  Бердском  (Берском)  ведомстве  помимо  самого  острога,  сёл  Ирменское  и  Легостаево,  числятся  следующие  русские  деревни:  Карагужева, Кошелева, Лушникова, Анисимова, Литвинова,  Загайнова,  Шмакова,  Плешкова, Лиственка,  Безманова,  Ново - Пятково,  Зимовье  Ганюшкино,  Ново - Шмакова,  Огнева Заимка,  Медвецкая,  Мильтюшская,  Мышланова,  Пичугова,  Поперешна,  Тальменская,  Урюпина,  Чернодырова,  Чупина, Шипкова,  Шарчина,  Пенкова,  Краскова,  Мамонова,  Белова,  Вылкова,  Горевская,  Дурашкина,  Верхнее - Елунина,  Евсина,  Заковряшина,  Койнова,  Верхне - Кинтерепская,  Коенская,  Луговая,  Лушникова  Заимка,  Макарова,  Понкина,  Суседова,  Гулинская,  Ургунская,  Харина, Чупина 2-я,  Шатунова,  Шарина,  Речкунова,  Барсукова,  Пайвина,  Атаманова,  Бородавкина,  Вянина,  Гуселетова,  Детлева,  Дорогина Заимка,  Ельцовская, Елбанская,  Верхнее -Ерменска,  Артамонова,  Нижнее - Кинтерепская,  Козиха,  Локтевская,  Морозова, Малинина,  Пименова,  Сосновская,  Темнова,  Харева (Бурмистрова),  Усть - Чемская,  Шлепкова,  Шигаева,  Шарабская,  Никонова,  Маслянина,  Биткова,  Бороздина,  Гусельникова,  Гилева,  Девкина,  Еремина,  Ересная,  Завьялова,  Инская,  Карасева,  Карбысацкая,  Верхнее - Караканская,  Луговая 2-я,  Мостовая,  Ординская,  Петухова,  Таскаева,  Улыбина,  Хлопунова (Стольниково),  Черепанова,  Шадрина,  Шипунова,  Шурыгина.

             В  конце  80-х   годов  XYIII  века  административное  деление  Новосибирского  Приобья  было  пересмотрено  и  введены  более  мелкие  территориальные  единицы.  В  частности  в  ведомстве  Бердского  острога (именовавшего  отныне  Бердской  слободой)  осталось  22  русских  селения:

Шарина,  Пиминова,  Ельцовская,  Сосновская,  Мильтюшская,  Завьялова,  Атаманова,  Бороздина,  Тулинская,  Гуселетова,  Бурнистова,  Хлопунова   (Стольниково),  Верх - Мильтюшская,  Гилева,  Лохтева,  Горевка,  Весница,  Бородавкина,  Чупина,  Улыбина  и  Наейкова.  В  1793  году  во всех  этих  селениях  насчитывалось  1453  жителей  мужского  пола  и  1250 - женского. 

            Число  деревень  в  первой  половине  XIX века продолжало  расти,  но  в  основном  за  счет  естественного  прироста. Переселенцев  извне  оказывалось не  так  много.  Причем  шли  сюда  вольные  колонисты,  имея  с  собой  отпускные  билеты  и  паспорта,  и оставались  здесь  на  постоянное  жительство.  По  существу,  это  была  нелегальная  колонизация  края.

О  темпах  роста  населения  в  приписных  волостях  можно  судить  по  таким  данным:  в 1818  году  в  Бердской  волости  было  2223  души  мужского  пола,  а  в  1850  году - 3502. 

            К  началу  XIXВсе новости

Новости
Объявления
Видеоновости

Главное

Полезная информация
ГосУслуги.Ру
Сайты государственных органов и другая полезная информация
  • ПрезидентПрезидент Российской Федерации
    Сайт президент.рф
  • ПравительствоПравительство Российской Федерации
    Сайт правительство.рф
  • ЕдиныйЕдиный портал государственных и муниципальных услуг
    Сайт gosuslugi.ru
  • ОфициальныйОфициальный сайт Российской Федерации для размещения информации о проведении торгов
    Сайт torgi.gov.ru
  • ОфициальныйОфициальный сайт Российской Федерации для размещения информации о государственных и муниципальных учреждениях
    Сайт bus.gov.ru
  • ОфициальныйОфициальный сайт Российской Федерации для размещения информации о заказах
    Сайт zakupki.gov.ru
  • ЕдиныйЕдиный портал для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их публичного обсуждения
    Сайт regulation.gov.ru
  • ОфициальныйОфициальный интернет-портал правовой информации
    Сайт pravo.gov.ru
  • СистемаСистема общественного обсуждения законопроектов
    Сайт veche.duma.gov.ru
  • ПенсионныйПенсионный Фонд Российской Федерации
    Сайт pfrf.ru
  • ФондФонд социального страхования Российской Федерации
    Сайт fss.ru
  • МинистерствоМинистерство по чрезвычайным ситуациям
    Сайт mchs.gov.ru
  • МинистерствоМинистерство Внутренних Дел Российской Федерации
    Сайт mvd.ru
  • ФедеральнаяФедеральная служба по надзору в сфере здравоохранения
    Сайт roszdravnadzor.ru
Прокрутить влево
Прокрутить вправо
Ограничение по возрасту: 18+.  |  Сегодня: 19 марта 2019 года, вторник.  |  Версия для слабовидящих  |  ↑ Вверх ↑
Сайт admulybino.ru является официальным сайтом органов местного самоуправления Улыбинского сельсовета Искитимского района Новосибирской области
Электронная почта info@admulybino.ru является официальной электронной почтой органов местного самоуправления Улыбинского сельсовета Искитимского района Новосибирской области
Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International


© 2016 - 2019 Органы местного самоуправления Улыбинского сельсовета Искитимского района Новосибирской области
Прокрутить вверх
Прокрутить вниз